Ольга Ольговна
[more]
Я уже и забыла как это я всегда вытаскиваю себя сама за волосы.


Из болота.



Как Мюнхаузен.



Однажды,

в школе, у меня были проблемы. Как всегда впрочем. Моральные. Ну и переходной возраст. Гормоны там. Но не об этом. Значит

проблемы уменя, а я сублимирую. В общем то я и не задумывалась никогда об этих проблемах, ну может, тёмной ночью, лёжа в кровати,

слушая максим *на самом деле я была очень альтернатвным подростком, но когда плохо слушаешь и такое*, и вот лежу я думаю о своих

проблемах, слушаю максим и плачу. Да бывало и такое. Это правда в другой момент было, но просто как примечательный факт *штампы,

ага*
, пример так сказать.



Ну вот. Опять я освоей прошлой жизни. Всё время я оглядываюсь назад. Да кажеться именно в этом моя проблема.



Кажеться слово "проблема" какой-то подсознательный паразит. Я и с учениками часто использую это слово. Жаль, нет под рукой Фройда. Он

то мне бы всё это объяснил.



И вот. Сегодня очередной момент "заглядывания в прошлое". Кстати, похоже, что я частенько люблю это делать. И кажеться я даже как то

зависима от этого.



Странно, был
у меня переломный момент, зимой, сесия, шмесия, моральный крах, и дошло оно всё до критической точки. И вот я тоже такая

вся опять повытаскивю диски которые он мне дарил. *назовём мч, не знаю даже почему, так в журналах для девочек пишут. Я их не

читаю, но тут такой окрас сопливый, так что такое определение очень кстати*
. И вот вытащила диски, тоже фенечку внюхивалась.

Поразительно.
Я и забыла как он на самом деле пахнет.

Я
,кажется, многое забыла. А визуализация. Спасибо тебе! Я кажеться вспомнила. Кусочек. Как в тортике. Но я уверенна что этот

то настоящий кусочек, того самого тортика а не дымка. Которая в голове моей, значит.

И да, я каждый раз обращаюсь к нему когда у меня проблемы. Теперь то уже прошло много времени. Так что только когда

критические.

Когда кризис как сейчас.

Да,я на самом деле не знаю чего я хочу, и не могу чтобы дальше всё вот так было. Тот самый критичный момент. На старой работе

ты быть уже не можешь, а какую ищешь новую не знаешь. Да и не только работы касается. Многого.

Одним, словом надо выбрасывать. Кажется да. Я должна была это написать, чтобы удостовериться в правоте своих действий. да.

Ах ну да, о том как я вытаскиваю себя за волосы. Как мюнхаузен. Мне сказала это психолог школьный. Лет в 14. И приходила я не

потому, что хотела пообщаться с психологом. А потому что статьи видите ли писала.

Прочитав предидущие записи, вспомнила, что она была права сказав это обо мне. Ну или я так хочу думать, по крайней мере.

И всё это с окрасом творчества *ну да конечно, это и по предидущим записям видно*

Сколько же всего я забыла.

И хочу забыть ещё.



[вы помните, 
вы всё, конечно, помните]
вы помните,
Вы все, конечно, помните,
Как я стоял,
Приблизившись к стене,
Взволнованно ходили вы по комнате
И что-то резкое
В лицо бросали мне.

Вы говорили:
Нам пора расстаться,
Что вас измучила
Моя шальная жизнь,
Что вам пора за дело приниматься,
А мой удел -
Катиться дальше, вниз.

Любимая!
Меня вы не любили.
Не знали вы, что в сонмище людском
Я был, как лошадь, загнанная в мыле,
Пришпоренная смелым ездоком.

Не знали вы,
Что я в сплошном дыму,
В развороченном бурей быте
С того и мучаюсь, что не пойму -
Куда несет нас рок событий.

Лицом к лицу
Лица не увидать.
Большое видится на расстоянье.
Когда кипит морская гладь,
Корабль в плачевном состоянье.

Земля - корабль!
Но кто-то вдруг
За новой жизнью, новой славой
В прямую гущу бурь и вьюг
Ее направил величаво.

Ну кто ж из нас на палубе большой
Не падал, не блевал и не ругался?
Их мало, с опытной душой,
Кто крепким в качке оставался.

Тогда и я
Под дикий шум,
Но зрело знающий работу,
Спустился в корабельный трюм,
Чтоб не смотреть людскую рвоту.
Тот трюм был -
Русским кабаком.
И я склонился над стаканом,
Чтоб, не страдая ни о ком,
Себя сгубить
В угаре пьяном.

Любимая!
Я мучил вас,
У вас была тоска
В глазах усталых:
Что я пред вами напоказ
Себя растрачивал в скандалах.

Но вы не знали,
Что в сплошном дыму,
В развороченном бурей быте
С того и мучаюсь,
Что не пойму,
Куда несет нас рок событий...
. . . . . . . . . . . . . . .

Теперь года прошли,
Я в возрасте ином.
И чувствую и мыслю по-иному.
И говорю за праздничным вином:
Хвала и слава рулевому!

Сегодня я
В ударе нежных чувств.
Я вспомнил вашу грустную усталость.
И вот теперь
Я сообщить вам мчусь,
Каков я был
И что со мною сталось!

Любимая!
Сказать приятно мне:
Я избежал паденья с кручи.
Теперь в Советской стороне
Я самый яростный попутчик.

Я стал не тем,
Кем был тогда.
Не мучил бы я вас,
Как это было раньше.
За знамя вольности
И светлого труда
Готов идти хоть до Ла-Манша.

Простите мне...
Я знаю: вы не та -
Живете вы
С серьезным, умным мужем;
Что не нужна вам наша маета,
И сам я вам
Ни капельки не нужен.

Живите так,
Как вас ведет звезда,
Под кущей обновленной сени.
С приветствием,
Вас помнящий всегда
Знакомый ваш
Сергей Есенин.

1924
[/MORE]